ПРАЗДНИЧНАЯ КУХНЯ
«Алые паруса». Взгляд изнутри.

"Алые паруса-2016":
Прекрасные мгновения праздника


СТЫД и ГОРДОСТЬ

Режиссер – постановщик телевизионных трансляций «Алых парусов» Михаил Баркан о том, какая нелегкая эта работа – показывать праздники в прямом эфире

- Фраза о том, что «Пятый канал стоял у истоков возрождения праздника «Алые паруса» стала общим местом, и цитируется при каждом удобном случае. Хотелось бы знать, что стоит за этими словами?

- Все просто… Вася Сазонов, Марина Фокина и Миша Баркан (соответственно креативный директор, Генеральный директор и арт – директор Пятого канала в 2005 году) решили, что было бы неплохо возродить этот праздник.

- А праздник был?

- Ну как… По набережной гуляли выпускники, а по Неве шел маленький кораблик, парусник «Надежда». Действительно, с алыми парусами. И даже после того, как в 79-м году официальный проход корабля отменили, какие-то самодеятельные энтузиасты выходили на воду с красными парусами со стороны залива в район моста лейтенанта Шмидта. Вряд ли это походило на такое уж грандиозное событие. Но легенда об «Алых парусах» была жива, это точно совершенно.

- Есть еще легенда об участии Георгия Александровича Товстоногова в самом первом празднике. Или это все-таки не легенда?

Ну это не легенда, другой вопрос, как все это обстояло на самом деле? Возможно, просто пригласили в обком большого режиссера и сказали: «Вы уж примите участие». И Георгий Александрович высказал несколько своих идей. Вполне возможно, что Организаторы праздника просто заручились его поддержкой, чтобы Толстикову, первому секретарю Ленинградского обкома КПССС, было трудно отказать в деле, которое курирует великий Товстоногов. В любом случае, мне трудно представить, что Товстоногов занятый выпуском «Генриха IV», репетировал проход корабликов по Неве.

Еще одна тайна Алых парусов…

- Я не знаю, как все на самом деле обстояло. А у Васи (Василий Сазонов – на тот момент креативный директор Пятого канала) отец много лет работает в театре Юношеского творчества. И он имел, насколько я понимаю, какое-то отношение к тому еще празднику. Наверное еще и поэтому Вася носился с этой идеей. Тогда, в 2005-м, Пятый канал не был федеральным, и нужно было какое-то событие. Помню, Валентина Ивановна Матвиенко нас очень поддержала. Валентина Ивановна Матвиенко, Алла Манилова (тогда - член Совета директоров ОАО «Телерадиокомпания «Петербург-Пятый канал»), Марина Фокина (тогдашний генеральный директор Пятого канала) помогли задействовать очень серьезные организационные ресурсы.

До сих пор помню наш первый разговор на тему: «А сколько стоит праздник?» Да черт его знает!? Мы и понятия малейшего не имели, сколько это все может стоить. И как снимать?

Мы снимали это одной ПТС-кой (передвижная телевизионная станция). Вторую полуразвалившуюся поставили на площади. Смотришь сейчас съемки 2005-го года, и не понимаешь, как это снято. Примитивно, конечно, невероятно. И сейчас-то каждая трансляция – это стресс. Но тогда был стресс вдвойне. Потому что по собственной глупости никто не понимал, во что мы ввязались. У меня был печальный опыт в жизни. Праздник города в 1991-м году, кажется. Первый пафосный салют и все такое… Редакции, где я тогда работал, была поручена прямая трансляция. Я помню, меня какой-то невероятный стыд охватывал. Была какая-то кривая серо-зеленая картинка, потому что никто не понимал: как снимать большой салют, когда залпы из нескольких мест, как расставить камеры, в итоге мы половину пропустили. То же самое было и в 2005-м. Чудовищный стыд…

- Но хорошее же было что-то тогда? Не только же стыд!?

- Нет, чисто по-человечески мне это грело душу. «Городской праздник своими руками». А вот, во что это все превратится с годами, никто себе тогда представить не мог.

- А во что это превратилось с годами, на ваш взгляд?

- Не только на мой… В грандиозное шоу, которое вошло в разнообразные мировые реестры событийного туризма. Люди теперь во всем мире покупают туры специально на «Алые паруса». Миллионы людей по всей планете смотрят это шоу в интернете. Потому что это невероятно красиво. В этом году, например, «Cаnon» устанавливает на высотных доминантах свои новые UltraHD камеры, для демонстраций качества изображения своих новинок этой фирме нужно было красивое зрелище и она остановила выбор на «Алых парусах». Так или иначе, во всех мировых новостях наш праздник упоминают, кадры водно-пиротехнического шоу показывают. А вначале не было ощущения, что это будет ТАКАЯ большая история. Конечно, такой масштабный праздник – это очень серьезные финансовые затраты, и без Акционерного Банка «РОССИЯ» вряд ли он шагнул бы за рамки чисто городского события.

- И длительная. В прошлом году обновленные «Алые паруса» отметили свой юбилей. Из этих десяти праздников, какой был самым запоминающимся для вас?

- Когда приезжал уличный итальянский театр «Studio Festi». Это было фантастическое, невероятное зрелище. На мой взгляд, самое красивое шоу на Дворцовой. Именно тогда мы поняли, что все превращается в очень серьезное мероприятие. А на следующий год приехал Cirque du Soleil.

Когда мы все это только затевали, Вася Сазонов говорил: «Ты знаешь, какая моя самая большая мечта? Она, конечно, никогда не сбудется, но вдруг? Вдруг к нам на «паруса» приедет цирк Cirque du Soleil выступать?» И он приехал, и выступил. Вот и стало одной мечтой у нас меньше.

Другое дело, что цирк Cirque du Soleil смог показать только один номер. Кроме того, это все-таки эстетская история. И она смотрелась в промежутке между Димой Биланом и группой «Серебро», скажем прямо, странновато…

- Не очень органично?

-Да, эта была вставная история для эстетов. И она повергла в некое изумление школьников – слишком концептуально для них. Тем более, что я помню, с каким восторгом они реагировали на «Фести». «Фести» - тоже высокое искусство, там работают яркие талантливые люди, но это все-таки стихия уличных театров. Cirque du Soleil оказался сложен для такого мероприятия. Делаем выводы… Настоящий же уличный театра для Дворцовой – «самое то». Этим искусством в совершенстве владеет Слава Полунин. Я мечтаю, чтобы Вячеслав Иванович когда-нибудь поставил это шоу. Это будет настоящее волшебство.

- Насколько «Алые паруса» зависят от вкусов и предпочтений главной целевой аудитории, то есть самих выпускников?

- Каждый год проводятся опросы среди выпускников. Кого бы они хотели бы видели на Дворцовой площади? Каких звезд? Они выбирают. Раньше было подемократичней – любителям рок музыки было где душу отвести. Когда-то ведь у нас была отдельная рок-площадка на стрелке Васильевского острова…

-То есть с каждым годом больше поп-музыки?

- Нет, просто рок перекочевал на Дворцовую. В прошлом году хедлайнерами была группа «Би-2», в этом – «Сплин». В наших концертах последние годы довольно большая рОковая составляющая… Хотя это, конечно, такой «софт – рок», скорее. То поколение, что в массовом количестве предпочитало «Аквариум», закончилось в 80-е. Пришло другое. Я не хочу рассуждать, лучше они или хуже. Может быть, через 20-30 лет мы поймем, что из них выросли новые Платоновы, Булгаковы и Чайковские, кто знает? Пока же это просто молодые веселые ребята. Одно время, помню, было какое-то циничное отношение наших старшеклассников к празднику. Не то чтобы циничное… Но они не очень-то охотно шли на него. Но этот период прошел…

- Праздник был не очень популярен?

- Нет.. Скорее, это было связано с некоей, свойственной России, бюрократической заорганизованностью. Учителя говорили после вручения аттестатов: А теперь, дети, все дружно встали и поехали на «Алые паруса»! А у ребят может быть последний раз, когда они видят весь свой класс вместе и им хочется в бар пойти, или за город поехать? Потом «Алые паруса» превратились в супершоу. И, видимо, появилась какая-то гордость у петербургских выпускников, что это есть только у нас. Я знаю, что во многих городах пытались сделать что-то подобное…

- Обращались за советом?

- Обращались за советом и за помощью… Какого черта, в Питере же есть, почему бы и нам подобное не сделать?! Но не только в России, практически нигде в мире нет такой площадки! Такого гигантского зеркала воды в центре города, а это для фейерверка едва ли не самое главное! На Москва-реке это не будет выглядеть столь эффектно, она попросту узкая. А у нас разветвление Невы на два этих рукава, плюс сплошные шедевры архитектуры со всех сторон. Вы только вдумайтесь что окружает парусник. С одной стороны крепость построенная Доменико Трезини, с другой дворец созданный Бартоломео Растрелли и прямо по курсу у него шедевр Тома де Томона. Ну где еще такое можно найти? Нам, конечно же, здорово повезло.

- В вашей профессиональной команде много москвичей. Предвижу возмущение местных патриотов. Зачем привлекать специалистов из Москвы? Неужели своих не хватает?

- Мы привлекаем лучших. А лучших, как правило, не много, они есть в Петербурге (не очень много), они есть в Москве. Тут нужны люди, которые не просто умеют стоять за камерой или сидеть за пультом, а те, что способны соображать и откликаться на команды режиссера буквально мгновенно, в какую-то сотую долю секунды. У нас большая команда и вместе мы работаем уже много лет. Мы с Володей Бергартом, техническим директором трансляции, будем проводить в этом году уже 11-е «Алые паруса». Наташа Голубева несколько лет подряд работает редактором. Саша Зеньков, отвечающий за графику на прямом эфире… Ядвига Закржевская и Юра Рябинин – режиссеры трансляции. Саша Жуковский – замечательный московский оператор-постановщик. Рома Бутовский – один из лучших в мире телевизионных режиссеров. Он был режиссером трансляций открытия сочинской олимпиады, и инаугурации президента, и парада Победы… Дима Орликов все эти годы делает пиротехническое шоу. И он тоже в своем деле лучший. Кроме того огромная интернациональная команда из Германии, Италии, Швеции… Прямой эфир подобной сложности уникален. Это, наверное, трудно понять человеку, который не имеет отношения к телевидению. Но ужас трансляции «Алых парусов» в том, что она всегда как в первый раз. Мы ведь не репетируем…

- Как? А то, что происходит накануне, это разве не репетиция?

- Мы репетируем только проход парусника. Смотрим свет и мизансцены. Но никто дважды ради нас салют устраивать не будет. А фейерверк - это основная часть шоу. И каждый раз пиротехнический фронт стоит по-разному. И каждый раз Дима Орликов придумывает новые системы залпов. Это все мы видим одновременно со зрителем. У нас на разных точках во время трансляции в одно и то же время происходит 3-4 события, и мы каждый раз должны успеть отреагировать, успеть переключиться. Ведь шоу в первую очередь ориентировано на зрителей стоящих на набережных. Глаз переключается мгновенно, а камера… Вдруг у тебя на мосту начинается эффектный огнепад… и ты должен понять, от чего тебе отказаться, чтобы показать именно это... Операторы нужны мгновенно реагирующие, думающие, видящие. Все может измениться в секунду. Может опоздать парусник, и бывали такие случаи. Может не получиться залп какой-то пиротехнический, а у тебя по плэй – листу уже должна включиться камера, на него работающая. И режиссер уже нажал кнопку на пульте. Но мы не можем себе позволить черное небо показывать. Нужно мгоновенно уйти на людей, на общий план. А для этого необходимо, чтобы камеры этих людей держали, и чтобы лица были восторженные, а не унылые.

51 камера – это только кажется, что много. За каждой трансляцией -- адская работа операторов, техников, дольщиков, инженеров, которые следят за диафрагмой, потому что световая картина меняется в доли секунды. Выстрел салюта возникает прямо в темном небе - и вот уже весь кадр залит светом и картинка улетает в жуткий «перелеп»… Для этого нужны лучшие.

- Да и с погодой может не повезти…

- Один раз была катастрофическая погода. В 2012-м, когда шел проливной дождь… А в проливной дождь невозможно ни смотреть, ни тем более снимать салют, потому что дым начинает стелиться над водой, и просто невозможно ничего увидеть. Объективы заливает дождь. А из-за низкой облачности камеры на доминантных точках вообще оказываются выше облаков – в кадре сплошное серое поле. Сильный ветер тоже опасно. Особенно для парусника. Здесь, конечно, играет роль степень мастерства капитана, потому что в этот момент корабль в узком проходе под парусами. Надо сказать, что когда корабль под парусами, он развивает чудовищную скорость и уже не подчиняется двигателю. Наш парусник страхует огромное количество судов пока он не входит в створ Троицкого моста, потому что один сильный порыв ветра, и его может просто разнести о гранитную набережную. Но от Троицкого до Дворцового – страховка – мастерство экипажа. У нас каждый раз - миллион нюансов, которые ты просто не можешь предвидеть. Реакция у всех, кто работает в команде, должна быть молниеносной. В доли секунды надо принимать огромное количество решений. Бывали моменты, когда все висело на волоске. И камеры вылетали и краны сгорали... Очень много чего было.

- Я начинаю догадываться, что самый радостный момент трансляции, это когда…

- Когда начинают идти финальные титры… самый счастливый момент.

- Но вам как будто мало нервотрепки? В этом году вы придумали новый элемент шоу – так называемый меппинг, то есть видеопроекции на здание Биржи.

- Праздник должен развиваться, праздник должен расти. Основная проблема, знаете, какая? Все, чтобы мы не придумали в акватории с людьми будет из жизни муравьев, эффектные мизансцены, певцы, акробаты… На таком расстоянии их никто из присутствующих на празднике попросту не увидит. Работать можно только с очень большими по размеру объектами. Подобные ошибки часто допускались в прошлом. Классический пример: во время празднования 300-летия Петербурга, в акватории была устроена реконструкция штурма шведского, по-моему, парусника, но этого никто с набережной не видел – стоял парусник, копошились люди, что они там делали – было ведомо только организаторам. Поэтому главная проблема: Создать такое действо, которое было бы видно и понятно очень большому числу людей. Меппинг - одно из тех немногих высоко-технологичных достижений, которые позволяют этого добиться. В этом году больше повезет тем, кто будет смотреть шоу на Стрелке, потому что мы делаем видеомэппинг на здании Биржи. И если получится, то вполне возможно двигаться дальше. Например, сделать меппинг на Эрмитаже, он будет виден уже гораздо большему числу зрителей.

- А вам для чего это все нужно? Ежегодные трансляции и ежегодная нервотрепка?

- Это последнее, что меня связывает с телевидением, которым я давно как таковым не занимаюсь. В каком-то смысле, это ежегодная тренировка. И эту историю на данный момент я знаю лучше других. Потому что нужен человек, который держит в голове весь объем источников и картинок. Нам в жизни повезло, что мы делаем такое дело.

По масштабности и уникальности задач, которые мы решаем ежегодно, это, наверное, самый сложный праздник в стране.

И западные коллеги, когда смотрят наши материалы, говорят, что это очень крутая и многокомпонентная история.

- «Алые паруса» нашли свое отражение в нашем современном кинематографе?

- Регулярно нас коллеги из большого кино просят выделить какое-то место для съемок, потому что у них по сценарию герой и героиня встречаются на празднике выпускников. Мы всегда стараемся помочь.

- А лично вам как режиссеру это интересно?

- Вряд ли, для меня «Алые паруса» как локация для лирических сцен никогда не были привлекательны.

-???

- Мне, наверное, интереснее любовные переживания героев в более камерной ситуации.

- Кстати, о камерности. Иногда в адрес «Алых парусов» звучит претензия, что праздник перестал быть камерным, душевным, а превратился просто в коммерческое шоу с большим размахом.

- Существует легенда, - лично я уверен, что это не более чем легенда, о высоко-духовном, тонком камерном Петербурге, его особой ауре и атмосфере, которые категорически нельзя тревожить. Мне кажется, что аура и атмосфера могут жить или не жить в каждом отдельно взятом петербуржце. Хочешь ты тихого камерного Петербурга, сходи на Гороховую, к Ротонде, поброди по Мойке в районе греческой слободы, посиди в Румянцевском садике с друзьями, пообщайся. А «Алые паруса» - это масштабный эвент.

Когда-то я навлек на себя жуткий гнев патриотической общественности. Сказал в интервью, что мы своими охранительными историями превратили город в запасники какого-то провинциального музея. Пусть оно сгниет и развалится, но мы никому не позволим трогать «своими погаными руками»…Я уверен, что так не может жить современный европейский город. Современные города должны развиваться.

И эвентные события для современного города также необходимы. Если вы хотите, чтобы в ваш город приезжали туристы, если вы хотите, чтобы уезжая, они рассказывали, как это было круто, а на следующий год приезжали с друзьями, вы должны их чем-то удивлять, предлагать уникальные события. Можно по разному относиться к «Алым парусам», но такого грандиозного праздника выпускников нет нигде в мире. И туристы хотят его увидеть. Что касается размаха… Подобного рода праздники – это все-таки массовая культура. Массовая культура по определению не может быть камерной. Если вы хотите камерности, то вы едете в Австрию на моцартовский фестиваль. Там собираются специальные люди, поклонники классической музыки, и в шикарных, отделанных золотом, залах или на старинных площадях слушают классическую музыку, а потом негромко обмениваются впечатлениями. Я просто не считаю, что у нас должно быть «или – или», у нас должно быть «и»: и то, и другое, и третье…

Я не представляю себе праздник камерным. Это как? Все расселись в большой круг на Дворцовой, собрались барды, зажгли костер и 60 тысяч человек дружно затянули: «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!».

Издавать туристические буклеты о том, как былое величие влияет на нынешнюю ментальность жителей Северной столицы, наверное, можно. Но вряд ли эти этнографические подробности привлекут в город большое количество туристов. Туристы едут в Эрмитаж, Русский музей, погулять по Невскому, прокатиться по рекам и каналам – и на «Алые паруса». А петербуржцы могут беречь свою ментальность в огромном количестве мест. Открываешь «Афишу-Петербург» и находишь себе массу камерных дел по душе. А «Алые паруса» - это все-таки рок, поп, яркие фейерверки… Короче, праздник! Так что эти упреки я точно не принимаю.